«Невыносимая ностальгия»

«Невыносимая ностальгия»

Проект по литературе по творчеству В.В.Набокова

19.02.2013

 

Подготовил: учитель русского языка и литературы МБОУ «СОШ №2 г.Льгова» Дубровина Ольга Сергеевна 

 

Автор проекта: Дубровина Ольга Сергеевна

Название учебного проекта: «Невыносимая ностальгия»,  по творчеству В.Набокова.

 

Описание  проекта: учебный проект выполнен в рамках стандарта среднего (полного) общего образования по литературе и рассчитан на обучающихся 10-11 классов общеобразовательных школ. Проект углубляет и расширяет уже имеющиеся у обучающихся основные сведения из курса литературы за счет самостоятельного поиска дополнительного материала. В ходе выполнения данного проекта учащиеся систематизируют  и обобщают знания, связанные с изучением биографии писателя, анализом прозаических текстов.
Предмет: литература
Цели проекта: изучить жизнь и творчество В.В.Набокова, исследовать романы писателя: «Машенька»,  «Подвиг», «Приглашение на казнь»; ответить на вопросы: в чем своеобразие Набокова? Можно ли быть русским зарубежным писателем?
Задачи проекта: углубить имеющиеся у обучающихся основные знания из курса литературы; формировать интерес к литературе; приобретение навыков образного творческого мышления; критического мышления, умения анализировать.
После завершения проекта учащиеся смогут:
Применять свои знания по теме в курсе литературы; самостоятельно ответить на вопросы, поставленные учителем, в форме сочинения рассуждения либо эссе; научиться искать и размещать соответствующие ресурсы в сети Интернет.

План

  1. Детские и юношеские годы, проведенные на родине.
  2. «Горечь и вдохновение изгнания».
  3. Начало литературной деятельности. «Машенька»
  4. Невыносимая ностальгия. Роман «Подвиг».
  5. «Приглашение на казнь» — самый загадочный роман писателя.
  6. Переезд в Америку.
  7. Годы жизни в Швейцарии.

 

Благодарю тебя, отчизна,
За злую даль благодарю.
Тобою полн, тобой не признан,
Я сам с собою говорю.

В.В.Набоков

Детские и юношеские годы, проведенные на родине.

«…Я не выношу копания в драгоценных биографиях великих писателей, не выношу, когда люди подсматривают в замочную скважину их жизни, не выношу вульгарности «интереса к человеку», не выношу шуршание юбок и хихиканья в коридорах времени, и ни один биограф даже краем глаза не посмеет заглянуть в мою личную жизнь».
Владимир Набоков сделал это заявление за несколько лет до того, как к нему пришла мировая слава. И ни один русский писатель 19 века не удостоился такого громадного количества работ и таких обширных монографий, какие посвящены В.Набокову во всем мире.
«История моей жизни более напоминает библиографию, нежели биографию, — говорил он в телевизионном интервью в 1975 году, — 10 романов на русском между 25 и 40-ым годом и 8 английских романов – с 40-го по сей день».
Одинаково совершенное владение двумя языками позволило Набокову занять достойное место как в русской, так и в американской литературе. Эта же особенность творческой судьбы писателя часто является предметов споров среди литературоведов: в какой литературе писатель проявил себя наиболее полно? Для Набокова такой проблемы, по-видимому, не существовало.

Мы знаем, что писатель принадлежал к одной из самых богатых семей России конца 19 века. Род Набоковых был древним и знатным. Семья их была образцом нравственного здоровья и душевного равновесия. Зимовали Набоковы всегда в Петербурге, на лето выезжали в усадьбу неподалеку от города, там и прошли самые счастливые дни юности будущего писателя.
Счастливейшее детство и юность оказали влияние на всю дальнейшую судьбу Набокова. Навсегда он полюбил русскую природу, путешествия, охоту на бабочек, шахматы и, наконец, главное – русскую поэзию, которая стала для него уже в отрочестве «алтарем, жизнью и безумием».
Самая счастливая пора жизни заканчивается в революционном 1917 году, когда Россию потрясают «невиданные перемены, неслыханные мятежи».
Семья отправляется в Крым, где они провели полтора года, но когда к границам Крыма стали стягиваться части Красной армии, началась эвакуация. И в начале апреля в возрасте 19 лет Владимир Набоков вместе с семьей навсегда покинул Россию.
В России оставалась первая любовь, первый сборник стихов, изданный на собственные средства, два больших родовых имения и дом в Петербурге. А  главное – самая совершенная и счастливая пора его жизни.
С этого момента и до конца своей жизни Владимир Набоков будет нести печаль одиночества и изгнанничества. У него никогда больше не будет собственного дома. Как и для многих эмигрантов, тоска по родине станет его постоянным спутником. «… тоска по родине. Она впилась, эта тоска, в один небольшой уголок земли, и оторвать ее можно только с жизнью», — с грустью напишет писатель.

«Горечь и вдохновение изгнания»

В октябре 1918 года В.Набоков приступил к занятиям в Кембриджском университете на факультете европейской и славянской литературы. Здесь и прошла его юность.
«Настоящая история моего пребывания в английском университете, — напишет впоследствии Набоков, — есть история моих потуг удержать Россию. У меня было чувство, что Кембридж и все его знаменитые особенности, — не имеют сами по себе никакого значения, а существуют только для того. Чтобы обрамлять и подпирать мою невыносимую ностальгию». Россия теперь должна была возродиться с помощью силы воображения и с помощью русского языка. любимой настольной книгой будущего писателя стал в университете толковый словарь Даля.
Одиночество и независимость – две черты, которые уже в юности определили характер писателя.

Начало литературной деятельности. «Машенька»

С 1922 по 1939 год Набоков живет в Берлине, где начинает публиковать в русских газетах и журналах стихотворения и рассказы.
Материального дохода литературная деятельность не приносила, но писатель не отчаивался. Он начинает зарабатывать на жизнь уроками – пригодилось блестящее образование, — дает уроки тенниса, английского и французского языка, составляет шахматные задачи, кроссворды, подрабатывает статистом на киносъемках.
Но все же именно в Берлине были созданы главные произведения Набокова на русском языке. Берлин – место действия и многих его романов и рассказов: «Машенька», «Защита Лужина», «Камера обскура», «Дар», «Король, дама, валет», «Отчаяние».
Первый роман Набокова «Машенька», написанный в Берлине в 1926 году, многие исследователи считают лишь незрелым опытом молодого автора, аргументируя это тем, что и сам Набоков называл его «пробой пера» и перевел впоследствии на английский язык последним.
Роман о тоскующих пленниках, лишенных родины, пронизан грустным пафосом и даже некоторой безысходностью. В нем раскрывается трагедия русской интеллигенции, потерявшей опору на чуждой почве.
Герои романа «временно», как им кажется, живут за границей, мечтают о России. Но для них это теперь во многом уже неизвестная, страшная Россия.
Воспоминание же о Машеньке, потерянной любви, юности возвращает Ганину, главному герою, прежнюю Россию.
Роман «Машенька» как будто продолжает русский классический роман 19 века. Это роман «усадебный».
Сама любовь Ганина к Машеньке, сожаление по поводу многих неудач этой любви и ненужных расставаний ассоциируется с любовью и сожалением русских эмигрантов по поводу расставания с Россией. Осталась трогательная нежность и грусть от невозвратности и единственности того места, где только и можно жить. Слова Ганина о том, что он не разлюбит никогда Машеньку, читаются по-другому: что он никогда не разлюбит Россию.
Прошлое невозможно вернуть в романах Набокова, потому что оно связано не только со временем, но и с пространством – утрачено само место, где проходила теперь недостижимо прекрасная жизнь.

Невыносимая ностальгия. Роман «Подвиг».

Нина Берберова писала о романах Набокова: «И в 30-ых годах в русскую литературу хлынул, с вольной силой могучего воображения,… поток произведений, полных ума, вкуса, стиля, увлекая нас туда, где стоял открытый, готовый для нас, сложный и красочный мир писателя». Почти все романы и рассказы Набокова, появлявшиеся в эти годы, рассказывали о судьбе русских вне родины. Все они в той или иной степени были автобиографическими. Герои проживали жизнь писателя Владимира Набокова,  до 1940 года писавшего под псевдонимом В.Сирин.
В 1932 году написан роман «Подвиг». Мартын, главный герой романа, выбравший в Кембридже «совсем бесполезный» для практической жизни курс русской словесности, как бы на практике пытается осуществить борьбу за старую Россию.
Набоков посылает своего героя из мира живого в страну погибшую, так как в мире живых он находиться не имеет права. Мартын переходит границу через несколько лет после окончания гражданской войны, когда надежда на возможность вырваться из страны Советов рухнула навсегда.
Герой не может, не имеет права жить общей жизнью со сверстниками другой страны и постоянно чувствует свое одиночество.
Верный традициям русской литературы, Набоков показывает формирование романтического мира своего героя, его идеальные стремления, чуждые какой бы то ни было практичности, его желание посвятить жизнь чему-то высокому.
В романе само слово Россия, как некая мелодия в симфонии, звучит сначала отдаленно, затем все сильнее, становясь главной. Прекрасная, мирная природа Швейцарии не может заменить Мартыну то особое ощущение родины.
«…Быть может, когда-нибудь, на заграничных подошвах и давно сбитых каблуках, чувствуя себя привидением,… я еще выйду с той станции и без видимых спутников пешком пройдусь до Лешина, — писал Набоков уже на склоне лет в Америке. – Один за другим телеграфные столбы будут гудеть при моем приближении… Погода будет, вероятно, серенькая…Мне кажется, что при ходьбе я буду издавать нечто вроде стона, в тон столбам. Когда дойду до тех мест, где я вырос, и увижу то-то и то-то – ил же, вследствии пожара, перестройки, вырубки, нерадивости природы, не увижу ни того, ни этого (но все-таки кое-что, бесконечно и непоколебимо верное мне, разгляжу – хотя бы потому, что глаза у меня все-таки сделаны из того же, что тамошняя серость, светлость, сырость), то после всех волнений я испытаю какую-то удовлетворенность страдания…»

«Приглашение на казнь»

У многих исследователей может возникнуть искушение рассматривать роман как прямой отклик на политические события времени. В России и Германии шло энергичное строительство тоталитарного государства, необходимым атрибутом которого являлись громкие фальсифицированные судебные прибои. А к нацизму и советскому тоталитаризму Набоков испытывал одинаковое отвращение.
В беседе с корреспондентом одной из газет в 1959 году Набоков сказал, что речь в романе «идет о России в трехтысячном году». Но тем не менее сам автор предостерегал от слишком прямого соотнесения романа с Россией. В «Предисловии к английскому переводу» он писал: «Русский подлинник романа был написан ровно четверть века назад в Берлине, через пятнадцать с лишним лет после того, как я ускользнул от большевиков и как раз накануне полного торжества и всеобщего признания нацизма. Сказалось ли  на моей книге, что все это для меня – один и тот же унылый и безобразный фарс – настоящего читателя этот вопрос должен занимать не более, чем меня самого».
В романе развивается тема необычного сознания одинокого человека. Трагедия Раскольникова из романа Достоевского «Преступление и наказание», беспредельно погруженного в себя, рассматривающего все окружающее как помощь в разрешении трудных философских задач, предстает в перевернутом виде в трагедии Цинцинната Ц. Оба они – изгои общества, оба находятся с окружающим миром в конфликте. Но Раскольников агрессивен и  эгоистичен, он борется за свою жизнь, отчаянно сопротивляясь. Необычность, особенность, избранность облекается у Набокова в личность благородную, безобидную, не противопоставляющую себя другим, а до поры до времени скрывающую свою непохожесть и безропотно принимающего свое изгнание из общего «муравейника». Цинциннат не может уподобиться толпе. Ему не нужно размышлять о том, избранный ли он или «тварь дрожащая» — он рожден избранным. «Особенный», необычный в мире Набокова почти всегда проигрывает и должен принять свой проигрыш, свою казнь как естественный и заслуженный конец. Так и ведет себя Цинциннат.
Перевернутый сюжетный узел «Преступления и наказания» — не просто пародия. Это своего рода протест и вызов «наивности» 19 века. Воспитанный и взращенный идеалами века 19, отягощенный ими, человек в 20 веке трудно приживается. Тоска героя романа по прошлому веку, идеализация его совпадает с авторской.     

Переезд в Америку

Все свои романы, кроме «Дара», посвященного матери, Набоков посвятил своей жене Вере Евсеевне Слоним, которая была для него верным другом и первым читателем.
В 1938 году, спасаясь от нацистов, Набоковы переезжают из Германии во Францию, а затем в 1940 году в Америку. «Из Европы отплыл писатель Сирин – к американскому берегу причалил Набоков. Большой русский писатель стал начинающим американским. Самое великое достояние – русский язык, в котором ему уже не было равных, он пожертвовал языку своей гувернантки», — считает писатель А.Битов. к тому времени как писатель Набоков был известен узкому кругу русских эмигрантов. С романа «Истинная жизнь Себастьяна Найта» начинается творчество писателя на английском языке.  
19 лет Набоков живет в Америке, обеспечивая себе возможность творчества преподаванием в университетах.
«Лекции по русской литературе» — «вынужденное» произведение писателя. Обстоятельства сложились так, что он должен был их написать. Но они явились неоценимым подсобным материалом для понимания того места в истории русской литературы, которое Набоков отводил как своим героям, так и самому себе.
О своей преподавательской деятельности Набоков впоследствии написал: «…мне нравилось преподавать, я любил Корнеллский университет, я любил составлять и читать лекции  о русских писателях и о великих европейских книгах».

Годы жизни в Швейцарии

В Швейцарии семья Набоковых поселилась в городе Монтре, в огромном отеле, расположенном на берегу Женевского озера. С 1959 года и до самого последнего дня Набоковы жил на 6 этаже этого отеля, чем-то напоминающего петербургский дом на Морской, где родился писатель.
Четыре романы были написаны Набоковым в Швейцарии: «Бледное пламя», «Ада», «Прозрачные предметы», «Смотри на арлекинов». Когда критики спрашивали писателя, не жалеет ли он о том, что перешел на английский язык в своем творчестве, он отвечал: «Язык моих предков и посейчас остается тем языком, где я полностью чувствую себя  дома. Но я никогда не стану жалеть о своей американской метаморфозе». Тем не менее не было не одного английского романа писателя, где бы так или иначе не упоминалось о русских людях, России или русской литературе. Иногда ходили слухи о том, что Набоков под чужим именем тайно совершил путешествие в Петербург. Но это были лишь романтические вымыслы. На вопросы журналистов он отвечал: «Я чувствую себя чужеземцем повсюду и всегда, это мое состояние, мое амплуа, моя жизнь… Я дома лишь в воспоминаниях, очень личных, подчас не имеющих никакой связи ни  с географической, ни с национальной, ни с физической, ни с политической Россией».
Владимир Набоков умер летом 1977 года в Швейцарии.
«А когда мы вернемся в Россию? Какой идиотской сентиментальностью, каким хищным стоном должна звучать эта наша невинная надежда для оседлых россиян. А ведь она не историческая, — только человеческая, — но как им объяснить? Мне-то, конечно, легче, чем другому, жить вне России, потому что я наверняка знаю, что вернусь, — во-первых, потому что увез с собой от нее ключи, а во-вторых, потому что все равно когда, через сто, через двести лет, буду жить там в своих книгах, или хотя бы в подстрочном примечании исследователя».

 Материалы и ресурсы, необходимые для проекта

Комментарии (0)
Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 0
Сегодня были:
school2